Практическое применение принципов Open Source постепенно выходит за границы разработки программных приложений. В частности, они переносятся на способ организации бизнеса, причём в ряде случаев достаточно успешно.

Основатель движения Open Source Ричард Столлман в своё время руководствовался не только практическими соображениями (обмен информацией способствует разработке ПО), но и категориями нравственного характера (доступ к информации должны иметь все). Можно ли все эти основополагающие принципы перенести на бизнес или их придётся пересматривать? Какова практическая польза компаниям от открытости?

Своей точкой зрения на этот счёт на сайте OpenSource.com делится Джен Келчнер, входящая в число основателей Forbes Coaches Council. Она использует принципы открытости в работе собственной компании LDR21 и уверена в правильности такого выбора.

Келчнер пишет, что работая в традиционной корпоративной среде она чувствовала себя в некой ловушке. Правила корпоративного мира противоречили её основным ценностям, и она поняла, что не готова на компромиссы с собственной сущностью ради того, чтобы заработать какое-то количество долларов.

Кроме того, она всегда мечтала изменить мир к лучшему. Она была уверена, что коллективу единомышленников по силам решать подобную задачу, и поиски своего места в этом мире привели её к принятию принципов открытости.

Сейчас она точно знает, что традиционные корпоративные структуры не только не позволяли ей делать то, что она считает правильным, но даже препятствовали помогать в этом другим. Открытие собственной компании, построенной на принципах открытости, Келчнер сравнивает с возвращением домой.

Само понятие открытой организации ввёл в широкий обиход руководитель компании Ref Hat Джим Уайтхерст в своей книге «The Open Organization: Igniting Passion and Performance», вышедшей в 2015 г. В ней он утверждает, что практика создания свободного программного обеспечения может быть перенесена на управление целой компанией.

Согласно Уайтхерсту, открытая организация — это организация, которая за счёт широкого участия сообщества быстрее реализует свои возможности, использует потенциал наиболее талантливых специалистов и вдохновляет людей на всех уровнях. В настоящее время принято считать, что деятельность таких структур опирается на пять основных принципов:

· прозрачность;

· сопричастность;

· изменяемость;

· сотрудничество;

· сообщество.

Келчнер считает, что эти принципы могут не только изменить способ ведения бизнеса. В них заложен ключ к глобальным переменам.

Компании старого типа, по её мнению, не имеют требуемых сегодня масштабов сотрудничества, способности к модернизации, что делает их неустойчивыми. Даже внутри одного предприятия существуют некие интересы департаментов, что считается нормой.

Келчнер приводит данные из исследования Института Гэллапа, согласно которым в США 70% трудовых ресурсов расходуются вхолостую. Но через несколько лет нынешние проблемы могут показаться нам пустяковыми — будет значительно хуже. Особенно пугают эксперта миллениалы (представители поколения, родившегося после 1981 г.), которые в 2025 г. составят 75% всей рабочей силы. Только 29% из них заняты трудовой деятельностью и всего лишь 50% планирует через год работать в той же компании.

Однако, самое главное отличие миллениалов заключается в том, что только 54% из них знает, как расставить приоритеты в выполнении своих служебных обязанностей, в то время как у представителей старшего поколения тот же показатель равен 71%. Это означает, что традиционным организациям потребуется существенное увеличение аппарата управления, чтобы сохранить эффективность деятельности на прежнем уровне.

Келчнер считает, что развитие культуры, основанной на прозрачности, участии сообщества, модели совместной работы, адаптивности и всеохватности могут привести к позитивным изменениям на фоне самых сложных организационных проблем. Иных вариантов, вероятнее всего, попросту нет.

Конечно, открытость требует определённого планирования для индивидуальной работы. Но в конечном счёте, она обеспечивает высокую степень свободы, сильное чувство общности и принадлежности к большому делу, рост производительности труда и разнообразие идей.

Версия для печати