Уже само название доклада «Юридически значимый электронный документооборот — сплошные проблемы или когда-нибудь полетим?», с которым на конференции «Юридически значимый документооборот 2017» выступил исполнительный директор Ассоциации разработчиков и операторов систем электронных услуг (РОСЭУ) Анатолий Миклашевич, говорило о наличии серьезных проблема в сфере B2B-ЭДО: такая формулировка темы подчеркивала, что сегодня «полета» все еще нет, что проблем много и что вопрос о возможности их решения является совсем не очевидным.

Свой анализ ситуации в сфере электронного делового взаимодействия глава союза ЭДО-операторов начал с тезиса о том, что главным двигателем развития ЮЗЭДО во всем мире являются государственные налоговые органы, которые с помощью этого инструмента решают свои ключевые задачи борьбы с уклонением от уплаты налогов, упрощения контрольных процедур и снижения затрат на выявление нарушений.

Надо сказать, что данный исходный тезис сразу вызывает некоторые сомнения: все же успех внедрения любых новшеств определяется тем, в какой мере они помогают повышать эффективность работы (отдельного человека, предприятия или государства в целом). Разумеется, интересы одной стороны (в данном случае ФНС) очень важны, тем более что государственное ведомство может использовать свои возможности как регулятора по принуждению контрагентов, но история человечества убедительно показывает, что без учета интересов второй стороны методы жесткого «кнута» не приводят к успеху.

Правда, потом Анатолий Миклашевич отметил, что вопросы оптимизации документооборота и контроля за обработкой информации (объемы которой стремительно растут) имеют ключевое значение для любого предприятия. Но при этом он связал вопрос о внедрении ЭДО с таким субъективным фактором, как уровень зрелости конкретных людей — руководства организации. К сожалению, вопрос об эффективности существующих механизмов B2B-ЭДО с точки зрения заказчика-пользователя остался все внимания доклада.

В целом состояние направления обмена электронными счетами-фактурами в России руководитель РОСЭУ охарактеризовал как динамично развивающееся, особенно в сегментах торговли автомобильной, фармацевтической продукцией и электроэнергией. По его оценкам, сейчас на 10 млрд. бумажных документов, передаваемых между отечественными организациями в год, приходится примерно 152 млн. электронных документов. Это лишь 1,5%, но объем электронного обмена растет ежегодно практически двукратными темпами. При этом основную долю в объеме передаваемых электронных документов, по данным за III квартал 2016 г., занимают счета-фактуры (18 млн.), Торг-12 (около 9 млн.), формализованные акты (2 млн.), а также иные документы (11 млн.).

Однако, если посмотреть на положение дел в контексте общемировой ситуации, то оказывается (на основе соответствующих исследований), что наша страна находится пока в категории развивающихся (вместе с Китаем, Индией, Пакистаном, Ираном, Венесуэлой), отставая не только от Европы, Америки и Австралии, но от ряда своих собратьев по СССР (страны Балтии, Казахстан, Украина, Белоруссия). Правда, по некоторым другим видам «электронизации» России находится на более передовых позициях, в частности, по мнению докладчика, является лидером в области электронных государственных торгов.

Что касается именно ЭДО, то за последние несколько лет на 100%-ный электронный документооборот перешли несколько стран Латинской Америки, первой этого результата добилась Бразилия в 2008 г., ее примеру последовали Чили, Мексика, Коста-Рика и Перу. В Европе такого абсолютного результата уже добились скандинавские страны.

Абсолютный уровень «электронизации» обмена счетами в Латинской Америке обеспечивается за счет использования механизма единого государственного онлайнового сервиса, обслуживаемого, как правило, самой налоговой службой (без использования промежуточного слоя разрозненных операторов). По такой же схеме формируются системы ЭДО в Турции и Китае. В Европе же достаточно жестко законодательно регламентируются взаимоотношения в сфере B2G (сдача налоговой и другой государственной отчетности), а общение коммерческих организаций между собой допускает широкий спектр форматов документов. Примерно также строится работа и в США, но там традиционно делается акцент на обязанности ведения соответствующих архивов участниками деловых отношений, что обеспечивает возможностью проведения разного рода проверок. Везде применяется механизм электронной подписи, но в более мягкой форме, чем в России. Так, например, в США в деловых отношениях используется простая подпись (логин+пароль, зачастую это просто электронная почта).

В России же ФНС решила использовать схему промежуточной сети операторов ЭДО, но при этом, как отметил Анатолий Миклашевич, недооценив необходимость взаимодействия операторов между собой. В результате в стране образовалось множество различных ЭДО-систем, не способных работать друг с другом. На первом этапе внедрения ЭДО такая технологическая раздробленность не очень сильно мешала, но по мере роста данного направления актуальность обеспечения роуминга постоянно повышалась. Поначалу ассоциация РОСЭУ пыталась решить проблему путем создания механизма прямого взаимодействия операторов между собой, а потом — с помощью реализации собственного роумингового центра. Эти усилия не увенчались успехом, но в 2016 г. появились два первых коммерческих роуминговых центра, созданных сначала фирмой «1С», а потом «Ростелекомом».

Говоря о трудностях, имеющихся сегодня на пути к B2B-ЭДО, Анатолий Миклашевич обратил внимание, прежде всего, именно на проблему роуминга, на который сегодня приходится 4-5% обмена электронными документами между предприятиями. Хотя, казалось бы, растет число формальных соглашений операторов о парных соединениях и о подключении к роуминговым центрам, фактический объем обмена документами между операторами растет очень незначительно. Отметим, что этот факт — рост числа подключенных операторов при фактическом отсутствии роста собственно роуминг-трафика — подтвердил в своем выступлении на конференции руководитель проекта «Роуминговый центр» ПАО «Ростелеком» Алексей Пономарев.

Тем не менее, признавая важность роуминга, глава РОСЭУ высказал мнение, что это является не первостепенной проблемой ЭДО. Более важный аспект — отсутствие полной унифицированной системы форматов передаваемых между организациями документов. Да, сегодня есть нормативно закрепленные форматы для ряда ключевых документов (счета-фактуры, ТОРГ-12), но на самом деле видов документов намного больше. И, кроме того, сегодня у компаний остается еще много возможностей для разного рода отговорок, чтобы не переходить на ЭДО. Анатолий Миклашевич высказал пожелания к регулятору — более решительно требовать от участников рынка использовать современные средства электронного взаимодействия.

Версия для печати (без изображений)